Анастасия Карабанова

карабановаАнастасия Андреевна Карабанова родилась в 1989 году в городе Набережные Челны. Окончила  набережночелнинский филиал Казанского Федерального Университета по специальности журналист. В данный момент работает корреспондентом в деловом электронном издании «CHELNY-BIZ» (портал предпринимателей города).
Пишет рассказы. Победительница III Литературной Универсиады Приволжского федерального округа. Её произведения публиковалась в журнале “Идель” и “Туган power”. 
В литературе её больше всего привлекают русские прозаики 19-20 века, современная малая проза, фантастика, фольклор и мифы.  Любимыми авторами  являются Александр Грин, Антон Чехов, Марина Цветаева, Джон Толкин, Александр Куприн, Иван Бунин, Николай Гоголь, Урсула Ле Гуин, братья Стругацкие, Милан Кундера, Джером Сэлинджер, Уильям Голдинг, Ги де Мопассан и др.
Увлекается старинными танцами и этикетом 15-19 веков, журналистикой и публицистикой, редактурой, альтернативным искусством. Важным для себя считает участие в культурной жизни  города и её развитии.
Рассказы

Одиночество

«Если бы я умел летать, то никому бы об этом не сказал. Возможно, только двум или трём хорошим знакомым. По вечерам они приходили бы ко мне в гости, мы пили бы чай, а потом я по очереди летал бы с ними над городом. Мы бы смотрели сверху и видели, как правильно всё устроено: город стоит на реке, он светится и немного растянут вдоль берега, а по ту сторону – лес. Как и сотни лет назад. Я бы нарочно поднимался выше, где холодно и темно, а потом камнем падал вниз, почти до самой земли. Девушки смеялись и визжали бы от страха. И ненадолго, пусть вынужденно, пусть невольно, но обняли бы меня крепко».

Толкование снов

Каждую весну, из года в год, я лежу в своей бесконечной постели, пытаясь уснуть. Я полюбил сон с тех пор, как стал видеть в нём тебя. Ты похожа на призрак, но есть твои руки, твоя спина, ты добрее и задумчивее, чем в жизни. Моё одеяло надёжно спасает меня от солнца, бесстыдно-яркого для туманных грёз. Я стал спать даже после обеда в выходные. Вчера мне приснился берег какой-то реки. Я лежал на песке, а ты и ещё кто-то выходили из воды. Ещё кто-то был одет, а ты обнажена. Ты почему-то смеялась, очевидно, надо мной… Иной раз сны напоминают тени перед рассветом, в них есть только изгибы, только контуры простым карандашом. После них я долго не могу проснуться и хожу по квартире, натыкаясь на мебель, проливая кофе и рассыпая сахар. Пожалуйста, приходи.

Путешественник

…а после всех послезавтра ты снова приедешь. Будешь топтаться на пороге, отряхивая с шапки снег. В доме запахнет чаем – хоть это и не дом вовсе, а крохотная квартира. Ты будешь много курить – тёмный, усталый, как город зимним утром. Станешь говорить о каких-то вокзалах, безымянных станциях и женщинах без лиц и истории, пахнущих на морозе духами. Ты скажешь, что друзей можно приобрести за пригоршню колкого смеха. Я стану ревновать тебя к улицам, домам, городам, ко всем чудесам и к каждому, кто видел тебя, кто успел тебя полюбить. В кармане твоего пальто я найду высохший хвост кометы – ты вспомнишь, что она уже отрастила новый. В блокноте увижу профиль старика – ты скажешь, что с ним непременно случилось что-то хорошее. Ты просидишь до самой зари, хмурый, с нетронутым чаем, будто бы я – твой дом. А на рассвете наденешь пальто, шляпу, простреленную в трех местах, посмотришь на застывшие стрелки часов. «Ты не жди. Я ведь могу не вернуться». И уйдешь, будто бы так, просто. Будто бы есть во вселенной те, которых не нужно ждать. После них остаются следы на пороге, да запах грозы среди зимней стужи, да забытая как-то случайно на кухне карта звездного неба.